МАНИФЕСТ НЕЙРОНЕТА

Единство технологической эволюции и эволюции сознания


(Этот манифест является живым текстом, отражающим текущую позицию учредителей сообщества, работающего над проектом НейроНета. Этот текст представляет и ясно показывает наше развивающееся понимание цели и смысла проекта НейроНета. Это версия манифеста от февраля 2014 года.)

1. На пороге новой жизни

1.1. Мы – последние поколения перед началом новой эпохи в эволюции человечества, и все, что мы видели до сих пор, не будет похоже на то, что мы увидим дальше. Нас ждет очень странное время, время опыта, который сложно описать словами, в особенности – словами языка сегодняшнего дня. Интеллектуализация нашей повседневной среды, прямое подключение наших тел и нервных систем к сети, появление у некоторых из нас искусственных органов и кибер-тел, приход систем искусственного интеллекта, понимающих естественную речь и способных оперировать смыслами на уровне, превосходящем человеческий – эти технологии, развиваемые уже сейчас, создадут эндогенный эволюционный вызов такого масштаба, с которым человеческому виду практически не приходилось сталкиваться.

1.2. Этот вызов связан с технологиями, которые “берут в оборот” наше тело и нашу психику, делая их частью техносреды. Интерфейсы новой среды обитания приблизятся к сущностно человеческому в нас настолько, что покажутся и окажутся ближе к нему, чем язык, на котором мы формулируем свои мысли и чувства. Информационные системы, воспринимающие и передающие другим людям то, что мы думаем и имеем в виду, запустят эру беспрецедентной вынужденной открытости и вместе с ней – большой уязвимости. В сетевом общении возникнет возможность тотальной коммуникации, в которой каждый из нас будет выражать себя в целостности и полноте разумами, чувствами и телами. Границы идентичности станут гибкими, включающими в себя фрагменты памяти и опыта других людей, их чувств и навыков, части нашей собственной психики на искусственных носителях, искусственные органы и целые дополнительные тела. Понятия человека и человечности, "меня" и "другого", искусственного и естественного поменяют свои значения, следуя за радикальными изменениями типов нашей деятельности и образов жизни.

1.3 Сейчас у нас еще нет семантических переводчиков, способных переводить не только между естественными языками, но и между мировоззрениями и моделями реальности, у нас пока нет технических средств, способных сделать создание новых знаний настолько же быстрым и простым, как “обычное” воспоминание или фантазирование. Мы продолжаем жить в иерархических общественных системах, ориентируясь на понятия, сформированные культурным опытом прошлых веков, манипулируем и становимся жертвами манипуляции. Нам непросто договариваться, понимать чужие языки, устанавливать настоящий живой контакт с другими людьми. Тем не менее, уже сейчас в окружающем нас мире много - слишком много! - технологических и культурных предпосылок для новой, сверх-человеческой реальности, и тенденции указывают на наше возможное и весьма вероятное будущее. Встанет вопрос о сохранении и развитии человеческой цивилизации и выживании и трансформации самого человеческого вида. Это - возможности, но к ним надо быть готовым.

1.4 Мы можем игнорировать эти тенденции, мы можем пугаться их или пытаться противостоять им. Либо мы можем воспринять эти тенденции как возможность, которая будет оформлена благодаря нашим усилиям. Именно эта "развилка" сформирует не только образ будущего, но и начнет выстраивать его здесь и сейчас. Готовность - это наша способность ответить на эволюционный вызов.

2. Пять тенденций, определяющих массовую эволюцию сознания

Мы выделяем пять основных направлений массовой эволюции человеческого сознания – и, соответственно, практик, прямо или косвенно развивающих сознания, таких как образование, здравоохранение, управление, наука, искусство.

2.1. Интернет проникает во все сферы нашей жизни. Уникальной особенностью этой сверх-технологии является уже тот факт, что она связала между собой в одновременном бытии миллиарды живых существ, позволяя каждому из нас постоянно быть не только здесь-и-сейчас, но там-и-сейчас. Интернет как кульминация телекоммуникационных технологий отвечает на наши вечные потребности, которые можно обнаружить в мифах или сказках – быть в постоянном контакте с близкими и знакомыми, почти присутствовать в самых удаленных местах, получать ответ на любые интересующие нас вопросы. В каком-то смысле, Интернет постепенно реализует для нас возможность всеведения и всеприсутствия – качеств, которые наши предки приписывали божествам. 

2.2. Процесс цифровизации, благодаря которому возникает параллельная цифровая реальность, отражающая и достраивающая нашу, делает Интернет со-участником человеческой деятельности. На первом этапе цифровая реальность скорее дополняет, чем меняет наш мир – таковы, например, оцифрованные библиотеки и музеи, игровые вселенные или цифровой контроль за предоставленными услугами ЖКХ. Однако постепенно цифровой мир может становится все более активным – таковы, например, экспертные системы для принятия решений и искусственный интеллект, умные электрические сети и умный транспорт, дополненная реальность. Яндекс –пробки. Реальность, выходящая за пределы человеческой культуры, - например, природные явления, объекты биосферы, наши телесные качества - через цифру становится частью культуры. По сути, мы говорим о взаимопроникновении физической и виртуальной реальностей, которые постепенно превращаются в странный гибрид "физуальной реальности", где само понятие о том, что реально, все больше размывается.

В сетевой среде возникают искусственные агенты, способные регулировать и направлять деятельность отдельных людей и групп – тем самым Интернет становится самостоятельным субъектом.

2.3. Происходит сращивание «внешней» и «психической» реальности человека через технологии. Благодаря таким устройствам, как нейроинтерфейсы и био-мониторы, наше тело и психика получают объективную репрезентацию в цифровой и сетевой реальности – а значит, появляется возможность включать их в качестве инструмента коммуникации и объекта управления – возможность, которая раньше была доступна только в близком межчеловеческом контакте или самонаблюдении. Другие решения, такие как психофарма или майндмашины, позволяют использовать скрытые ресурсы нашей психики за счет все более точного воздействия на ее нейрофизиологический субстрат. Фактически, мы получаем все больше устройств и способов для объективного исследования пространств «внутреннего космоса».

2.4. Появление новых средств межчеловеческого общения оказывает революционизирующее влияние на уклад повседневной жизни и меняет социальные нормы. Интернет как наиболее широко распространяющаяся технология постепенно перестраивает наше представление о нормальных способах работы и жизни. Одни из них – такие как появление пространственно распределенных творческих коллективов, где зачастую участники даже физически не знакомы друг с другом, но при этом эффективно взаимодействуют при создании новых очень сложных технологий или объектов искусства – в каком-то смысле логически развивает индустриальную кооперацию. Другие перестраивают наше представление о нормальном поведении и границах допустимого – таковы, например, практики «новой искренности», связанные с усилением «прозрачности» сетевого общества, где каждый видим каждым, и которые потому отменяют маскирующее поведение и поддерживают максимальную персональную открытость и аутентичность.

2.5. Происходит интеграция и переосмысление традиционных психопрактик в картине мира нашей технологической цивилизации. Древние религиозные и целительские системы накопили огромный массив информации о функционировании человеческого тела и человеческой психики. Так, буддистская психология на две тысячи лет старше ее западной «родственницы», а созданные ею модели опираются на наблюдения людей, многие из которых посвятили интроспективному исследованию через медитацию десятки тысяч часов жизни. К сожалению, эти модели сформулированы в понятиях, которые с трудом переводимы на язык современной науки – и поэтому потребуется кропотливая работа по взаимоосознанию, взаимному пониманию и принятию. К счастью, эта работа уже ведется на многих уровнях – в науке, в межконфессиональном диалоге, даже на бытовом уровне, где йога, тайцзицюань или медитация становятся частью повседневной практики современного человека. Мощнейшим подспорьем оказались начатые в 1960-е годы исследования по «картированию сознания» и изучению трансперсональных переживаний, в том числе, с применением современных компьютерных технологий и психофармакологии – важно, что, не взирая на множество политических ограничений, работа по исследованию измененных состояний сознания продолжается.

3. Эволюция техносреды и психики: снимая ложное противоречие

3.1. Хотя перечисленные тенденции достаточно широко обсуждаются специалистами и широкой публикой, мы фиксируем «слепое пятно» среди тем, касающихся процесса эволюции человеческого сознания - своего рода «коммуникативный разрыв» или оппозицию традиций. С одной стороны, существуют группы специалистов, занимающихся развитием людей – в основном в сферах образования, психотерапии, духовных практик и искусств. Для них возможность и желательность эволюции индивидуального и массового сознания является частью мировоззрения, опыта и предмета работы, но при этом они, как правило, недооценивают или даже считают вредным воздействие технологий на процесс эволюции сознания. С другой стороны, существуют группы, занимающиеся развитием материальных технологий – ученые, футурологи, изобретатели, инноваторы, хакеры, – которые создают и развивают решения, реально влияющие на эволюцию сознания, но в дискурсе которых, по сути, отсутствует представление об этой самой эволюции. В лучшем случае, как в трансгуманистическом подходе, они обсуждают эволюцию тела и достижение физического бессмертия, а развитие психики если и рассматривают, то в основном как усиление количественных характеристик интеллекта.

3.2. Эта оппозиция и объективность ее оснований нуждается в исследовании. Означает ли эта ситуация, что духовный и технологический пути эволюции человечества независимы или даже не совместимы друг с другом? Или же мы фиксируем устоявшееся, но ложное противоречие, поддерживать далее которое не только не продуктивно, но попросту и опасно для нашего будущего?

3.3. В массовом сознании технологическое развитие и духовная эволюция разведены. Процесс персональной и коллективной трансформации сознания, как правило, не принято связывать с технологическими изменениями, напротив - принято считать технологии и технологическое развитие тем, что противоречит развитию внутреннему. Эмоциональный образ технологий – это бездушные механизмы, машины-убийцы, уничтожающие природу, превращающие людей в свои составные части, винтики и шестеренки. Образ саморазвития, с другой стороны, - это гармония с природой, максимальная естественность, спокойное счастье, любовь  и мудрость

3.4. Образ будущего содержит страх перед порабощением людей машинами. В этом смысле технологии, материалом работы которых являются непосредственно наши тело и наша психика, могут представляться нам по меньшей мере угрожающими. Возможности, которые дает развитие сетевых технологий и цифрового мира, возможности невиданно открытой и непрерывной коммуникации между людьми будущего и искусственными системами – это одновременно и невиданные возможности для контроля, манипуляции и насилия. Образ прозрачного открытого мира, в котором технологии знают как нам жить лучше нас самих, находятся в прямом контакте с нашим бессознательным, постоянно отправляя «куда-то» и получая «откуда-то» информацию за порогами нашего восприятия – это одновременно и образ очень опасного мира. Опасного в первую очередь потому, что это именно машины знают о нас так много, а мы привыкли, что технологии отдаляют нас от самих себя, механизируют и "машинизируют", угнетая и даже убивая то, что является нашим человеческим началом. Ведь по самому своему происхождению техника – это то, что мы поняли, рутинизировали и автоматизировали до её овеществления в материальном мире. Поэтому техника воспринимается нами как не живая, не адаптивная, не гибкая и не чувствующая. В технологиях нет живой сути, потому что они являются отражением не-живого в нас.

3.5. Для этого образа есть основания в явлениях, наблюдаемых в настоящем. Уже сейчас между нами и реальностью, нами и другими часто присутствует слой навязчивых посредников-технологий – телефонные трубки, компьютерные экраны, клавиатуры, строки текстов, строки программ. Они, помогая удовлетворить наши потребности, нежно порабощают и замуровывают нас, отделяя от окружающего мира. Известен феномен «пузыря реальности» в поисковых системах и социальных сетях, которые, узнавая нас все лучше, поставляют нам более знакомую информацию и ограждают нас от встречи с Иным. Дальнейшее развитие этой тенденции – при повсеместном распространении Интернета и цифровой реальности – ведет к «сценарию Матрицы», к самозамыканию в одиночных камерах индивидуально подобранной информации, к ненастоящей деятельности в виртуальных мирах, к тотальной цифровой наркомании, а потом и к окончательному угасанию сознания в пароксизме ложного счастья. Наше постоянное присутствие в Сети и создание “цифрового следа” создают и другую возможность, когда спецслужбы и корпорации начинают контролировать наше поведение и манипулировать им в своих интересах (и множество недавних скандалов, раскрывающих системы цифровой слежки крупнейших государств за своими гражданами, говорят, что это отнюдь не ложный страх).

3.6. Интуитивно ощущая эту угрозу, часто мы не доверяем технологиям, поскольку не понимаем природу заложенных в них намерений. Ведь помимо их собственной принципиальной чуждости, их создают и ими управляют «другие», люди, которых мы не знаем, которые не знают и, возможно, не любят нас: бизнес, государства и общественные движения, которые могут иметь интересы, отличные от наших и безжалостно пользоваться нашим незнанием и своим превосходством. За ближайшим историческим поворотом может маячить тень новых мировых тиранов, вооруженных средствами тотального контроля, а корпорации могут готовиться погрузить нас в мир бесконечных развлечений и превратить в безвольных потребителей удовольствий. Примерно это говорит нам наш страх – и во многом он прав. Вероятность реализации сценария, в котором эти технологии обернутся против многих в интересах немногих – а то и вовсе выйдут из-под контроля – довольно велика. Технологический прогресс обещал решить наши материальные проблемы, и мы доверились ему – и сейчас мы боимся, что отдали душу дьяволу под залог, и давно растратили эту смешную сумму денег.

3.7. Этот страх может быть проекцией наших внутренних противоречий. Не является ли этот пугающий образ такой же ложью, как и обещание технологического рая? Следствием нашей склонности гипнотизировать самих себя и друг друга? Ведь мы так легко проникаемся фантастическими образами ожидающего нас светлого будущего, а через минуту можем оказаться в построенном нашим воображением мире тотального контроля над каждой мыслью и чувством. И не являются ли эти фантазии голосом какой-то части нас самих – нашей внушаемости, пребывания во сне рутин и неосознанности, нашей автоматичности и нецельности? Так чего мы боимся – технологического ада или ада внутри себя?

3.8. Мы считаем, что оппозиция психо-эволюции и техно-эволюции является ложной и в будущем будет снята. Мир уже меняется, и прежние оппозиции больше не будут иметь значения. И в первую очередь – оппозиция между технологиями и развитием осознанности. Настало время признать то, что интуитивно было понятно всегда - что техника является отражением нашего сознания, и что логика технологической эволюции всегда соответствовала логике нашей психической и духовной эволюции. И теперь эти пути могут сойтись. Конвергенция коснется не только науки, искусства и социальных практик – а всей нашей жизни в ее полноте. Наступает эпоха Психозоя.

4. Развитие технологий и психики как коэволюционный процесс

4.1. В истории развития человечества, как ни парадоксально это звучит, путь технологического прогресса и путь массового развития сознания тесно переплетены, и разделение их друг от друга можно отнести к продуктам шаблонного мышления. Человек и человечество постоянно порождают технологии «из себя» через процесс экстериоризации внутренних функций – процесс, который Эрнст Капп и Павел Флоренский называли «органопроекцией». Потом, постоянно взаимодействуя с этими технологиями – среди которых не только земледелие, автомобиль или станковый пулемет, но и текст, модель или психотехника, – человек формирует свой внутренний мир, психику и мышление, тем самым создавая возможности для новой «проекции» и новых проектов. Первой и самой значимой из таких «технологий», возможно, был сам язык, а вместе с ним возникла и произвольность человеческого сознания – человек получил возможность направлять собственное внимание и внимание других, управлять своей памятью по желанию, управлять самим собой с помощью слов. И каждая из новых технологий, опираясь на достигнутые результаты в коэволюции техносреды и сознания, создавала возможности для следующего шага развития.

В какой-то момент индустриальная цивилизация начала механизировать людей и строить из людей социальные машины. (в этот момент возник страх перед машинами)

4.2. Технический прогресс «выталкивает» человека из области рутинных операций в область творчества – сперва в физической, а потом и в интеллектуальной сфере. Круговорот интериоризации и экстериоризации, «погружения» навыков в бессознательное и их «выгрузки» через осознание в технологические решения и социальные институты, устойчиво воспроизводясь на всем протяжении цивилизации, высвобождает человека из все большего количества деятельностей. Функции человеческого тела и ума, воплощаясь во внешних инструментах, берут на себя часть человеческих задач, тем самым создавая ресурсы для следующего цикла. Фактически, речь идет о том, что человек из элемента технической системы превращается в элемент надсистемы, в чистый “дух” или «орган управления» - в то, что контролирует технологию «сверху».

4.3. Мир подошел сейчас к точке, когда многие функции “психического мира”, считающиеся неотъемлемо человеческими атрибутами: фантазирование, мышление, принятие решений, - будут в значительной мере выполняться или поддерживаться искусственными системами. Речь идет о бесчисленных аппаратных и программных решениях, которые классифицируют, уточняют, подсказывают, предлагают варианты, находят похожее, знакомят, планируют, напоминают, будят и помогают уснуть – то есть проделывают за нас все больше интеллектуальных действий, которые раньше мы делали сами. Уже сейчас мы используем выносные устройства памяти (едва ли многие помнят номера телефонов всех своих близких и дни рождения своих друзей), выносную поддержку решений при выборе покупок или написании текстов, стимуляцию воображения при помощи случайно сгенерированных образов и т.п. Не говоря об управлении большими производственными и транспортными системами, которое уже не под силу человеку или даже группе людей, а только сложным информационным системам, все больше берущим на себя не только учет и контроль, но и выработку рекомендаций и принятие «низовых» решений. Выясняется, что автоматизации легко поддаются даже такие творческие, казалось бы, занятия, как написание журналистских текстов или генерация научных гипотез. Ясно, что, по мере развития систем искусственного интеллекта и оестествления коммуникаций между человеком и машиной, процесс вывода людей из сферы интеллектуального рутинного труда будет только ускоряться.

4.4. “Извлечение” человека из рутины фактически позволяет все большему числу людей отойти от постоянной борьбы за выживание, создавая время и возможности для творчества и внутренней работы. Таким образом технология позволит нам осмыслить и сфокусироваться на том, что есть подлинно человеческое.

4.5. Ожидаемое развитие и конвергенция технологий, непосредственно направленных на эволюцию человеческого сознания, взрывным образом увеличивают эти возможности. Среди новых качеств, которые приобретают индивиды и сообщества, можно выделить возможности эффективной саморегуляции и самооздоровления благодаря технологиям биологической обратной связи, возможности повышения осознанности за счет осознания слабых и вытесняемых ощущений и образов благодаря нейроинтерфейсам, возможности сверхскоростной и высокоемкой коммуникации, обучения и творчества за счет использования искусственных языков и протоколов «обмена мыслями» в интерфейсах мозг-мозг, а также возможности развития новых форм психики, включая устойчивые коллективные мета-сознания («леса сознаний»), для более эффективного управления сложными системами и решения сложных задач в сфере социума, науки, культуры.

4.6. Кульминацией развития этих технологий является новая коммуникационная среда, построенная с использованием нейроинтерфейсов нового поколения - Нейронет. Нейронет станет подлинным Интернетом, пространством, в котором будут обитать люди с 21 века. Основой Нейронета могут стать, в частности, новые устройства ввода-вывода (типа биомониторов и нейроинтерфейсов), позволяющие максимально вовлекать наши психофизиологические проявления, новые интерфейсы и протоколы коммуникации, позволяющие более емкое и быстрое общение без посредничества или «поверх» естественного языка, а также аппаратно-программные комплексы типа распределенных искусственных интеллектов, эффективно поддерживающие этот процесс коммуникации.

5. Будущее Нейронета создается сегодня

5.1. На технологическом поле, в котором создаются технологии-предшественники Нейронета, уже сегодня активно идет игра. Массовые дешевые нейроинтерфейсы, mind-машины, браслеты для биомониторинга, 3D- и фарма-принтеры, системы семантического перевода и AI, социальные симуляторы, модели нейромаркетинга, виртуальная и дополненная реальность, антропоморфные и не только роботы, беспилотные летающие и наземные дроны, модели живых систем и мозга уже активно создаются и стремительно становятся частью нашей техносреды. Можно предположить, что появление полной сборки технологий Нейронета – вопрос не более чем 10-15 лет. Логика этой сборки на наших глазах создается несколькими группами игроков.

5.2. Первая группа игроков - это корпорации, работающие в области спорта, медицины и сферы развлечений. Для большинства из них приоритетом является удержание позиций в конкурентной борьбе, а не развитие человеческого сознания. Хотя в корпоративной среде растет понимание ценности инвестиций в человеческий капитал, возникает представление о лидерстве на основе ценностей и применяются сверхсовременные образовательные практики, часть из которых можно вполне уверенно называть «развивающими», достаточно очевидно, что смыслы и цель существования этих корпоративных организмов определяются рыночными принципами. Поэтому в ситуациях, когда владельцы и менеджмент корпораций выбирают между совокупными общественными интересами и собственным развитием, выбор почти всегда делается в пользу последнего – и история знает массу примеров, когда корпорации блокировали развертывание более эффективных и широко востребованных людьми технологий только потому, что видели в этом угрозу собственному положению на рынке.

5.3. Вторая группа игроков - это государственные структуры разного типа, среди которых институты внутреннего управления и внешней политики, а также ВПК. Для большинства из них приоритетом является внутренняя и внешняя безопасность, и они, как правило, так же не заинтересованы в эволюции массового коллективного сознания.  Реализуемые этими игроками управленческие стратегии в первую очередь направлены на так или иначе понимаемое "обеспечение порядка", что привело за последние 50 лет к многократному возростанию в развитых странах возможности мониторинга и выборочной манипуляции гражданами. Баланс сил, предохраняющий от скатывания той или иной страны в тоталитарный режим, ныне достигается только тонким взаимодействием разных ветвей власти, работой СМИ и активным участием граждан в общественном контроле над регуляторами. Военно-промышленный комплекс, как еще один игрок в разработке технологий-предшественников Нейронета, заинтересован в первую очередь в задаче максимально эффективного уничтожения или нейтрализации человеческих существ из лагеря «противника». Таким образом, индивидуальное психическое развитие человека, трансформация сознания или сознательная эволюция человечества вроде бы не входят в список приоритетов игроков этой группы.

5.4. Однако это не совсем так – и разумные государства и передовые корпорации могут стать партнерами в человеческом развитии. История учит нас, что свободная творческая личность, имеющая максимальный потенциал для самореализации, может принести обществу и стране гораздо больше пользы, чем безвольный тупой раб. Именно поэтому все страны мира отвергли рабство и ведут борьбу с несправедливыми условиями труда, именно поэтому все большему числу уязвимых социальных групп предоставляются равные возможности. Включение корпораций и государств в процесс сознательной эволюции может принести им гораздо больше конкурентных преимуществ, чем вреда, или, говоря другими словами, обеспечить их долгосрочную выживаемость и приоритетное развитие. Поэтому мы считаем, что корпорации, которых действительно заботит будущее их потребителей, и государства, которых действительно заботят их граждане, будут играть не на стороне повестки контроля и самосохранения, а на стороне повестки человеческого развития.

5.5. Некоторые из игроков уже приняли решение в пользу такого выбора, включая ведущие ИКТ-компании и передовые государственные и частные образовательные институты, включая проекты нового образования. В частности, образование все больше фокусируется на гармоничном индивидуальном развитии, на развитии команд и кооперативности, на формировании навыков самообучения и саморегуляции. Появление Нейронета даст новому образованию эффективный инструмент, который позволит еще лучше реализовывать свои цели. Аналогичным образом, ИКТ-компании, хотя они часто и не ставят перед собой задачи развития человека в явном виде, предоставляют все больше инструментов, освобождающих человека от рутинности, расширяющих возможности творческой самореализации и саморазвития.

6. Переход к управляемой коэволюции сознания и технологии: проектирование Нейронета

6.1. Каждая из технологий работы с человеческой психофизикой, лежащих в основании Нейронета, кроме освобождающего и развивающего потенциала, несет в себе и потенциал злоупотребления – в зависимости от стратегий, целей и мотивов тех игроков, которые ответственны за создание новой среды обитания. Предоставляя возможности для активной работы по самотрансформации, она одновременно предоставляет и возможности для постоянного пребывания в бессознательном полусне шаблонизированного восприятия и действия. Но такова природа любой технологии. Технология подобна самурайскому мечу – для одних это орудие убийства, для других способ защиты, для третьих – путь самосовершенствования его носителя.

6.2. Необходимо поставить вопрос об основаниях, на которых создаются технологии Нейронета, работающие в сфере эволюции сознания. Сам принцип развития допускает возможность изменения в любую сторону, в том числе, и в сторону деградации. Рост целостности и осознанности, работа и любовь без неврозов и травм, исцеление человека и Планеты – или оглупление, машинизация, лишение воли и рассудка, внешний контроль за мышлением и чувствами – вопрос всего лишь в целях и ценностях, на которых будет построена новая реальность и в первую очередь коммуникационная среда. Другими словами, вопрос в том, понимают ли архитекторы новой реальности необходимость развития человека и эволюции коллективного сознания, и ставят ли они ее в качестве своих приоритетов? Мы приближаемся к новой точке трансформации цивилизации, точке выбора, и этой точкой является Нейронет. Станет ли Нейронет пространством свободы или еще одним, возможно – последним и наиболее страшным – инструментом контроля и насилия, будет определено в ближайшее десятилетие.

6.3. Бездействие или консервативное сопротивление тех, кто играет «за человека» - образования, психотерапии, искусства, духовных практик или новых психопрактик, - в отношении новых технологий повышает вероятность того, что задачи развития человеческого сознания не будут в достаточной степени учтены в архитектуре Нейронета, и что новое поколение технологий, как и многие важные и прогрессивные технологии прошлого, будет использовано для того, чтобы порабощать или уничтожать все больше живых существ. В каком-то смысле, проектирование коммуникационной среды будущего – это тот пробный камень, который покажет истинные намерения всех участников этого процесса.

6.4. Мы говорим о необходимости осознанного и прозрачного выбора принципов, правил и протоколов при определении базовой архитектуры Для того, чтобы Нейронет был создан с учетом принципов человеческого развития, необходимо совместное проектирование, основанное на этих принципах, и привлечение носителей этих принципов в качестве соразрабочиков. Тех, кто может воспринять задачу освобождения человечества как реальный инженерный проект и готов приступить к ее решению. Мы предлагаем внести “человеческое измерение” в происходящий процесс технологического развития, зашить внутрь технологий Нейронета набор этических и конструкционных принципов, которые смогут обеспечить максимум возможностей для эволюции сознания.

6.5. В ответ на возможный вопрос о том, как эти принципы могут быть «зашиты» в технологические решения, мы хотим обратить внимание на то, что схожая ситуация сложилась при проектировании первой версии Интернета, когда принципы его архитекторов - Ликлайдера, Кана-Серфа, Бернерса-Ли и других, - заложили основы открытости, равенства, сотрудничества и моральной ответственности в современной коммуникативной среде. Поэтому необходима работа по переводу ценностных принципов в технологические предпосылки, которую должно выполнить сообщество, способное взять на себя ответственность за создание архитектуры Нейронета.

6.6. Этические и конструкционные принципы, определяющие архитектуру Нейронета, должны лежать и в основе деятельности сообществ, проектирующих и создающих Нейронет.

6.7. Человеческая цивилизация, подобно живому существу, готова к этапу сознательной эволюции – к обретению сознания и способности смотреть в будущее и выбирать свою судьбу. К тому, чтобы обрести и удерживать смысл жизни, излечиться от чудовищных парадоксов, социальных неврозов и помутнений разума, среди которых, например, нацеленность на безоглядное потребление и неспособность сформировать общечеловеческую программу устойчивого развития Планеты. У тех, кто заинтересован в созидательном развитии человека, впервые имеется возможность запечатлеть этот смысл в архитектуре и протоколах работы системообразующей технологии Психозоя.

7. Призыв к сотворцам нового мира

7.1. Мы призываем всех – индивидов, творческие коллективы и крупные организации, – кто чувствует в себе потенциал к проектированию, созданию или тестированию решений, которые могут стать элементами Нейронета, объединить усилия ради проектирования этого общечеловеческого проекта, возможно, одного из наиболее важных в истории человечества. Те, кто рвется к внешним территориям, за пределы Ойкумены, за пределы планеты – и те, кто рвется к внутреннему познанию, к раскрытию новых горизонтов внутри – суть одно. Все, кто чувствует, что осталась территория подлинного созидания, подлинной свободы. Освоение новой деятельности, постоянное преодоление себя – наши собратья все те, кто готов и может ставить эксперимент над собой, стать субъектом космической эволюции – будь то новые практики работы сознания, новые технологические решения, модификации тела или опыты новой общественной жизни.

7.2. Точка эволюции нашего вида, главный фронтир человечества находится внутри нас, внутри нашего сознания - и создание Нейронета направлено на этот фронтир. Возможно, что технологический прогресс закрепостил нас и сделал нас своими рабами. Но внутри машины бьется живое сердце её автора, и внутри нашего рабства таится призрак подлинной свободы. Технология может освободить нас от страданий – и не только от страданий материального мира, но и от болезней нашего духа. Технология – это наш шанс стать другими, стать над собой, потому что технология – это отражение нас самих.

7.3. Мы можем поставить задачу подлинного освобождения как инженерную задачу – и решить ее. Раньше об этом только мечтали, но мы можем этого достичь. На этом пути бывшие враги должны стать друзьями – поэты, экспериментаторы, святые, изобретатели, пророки, хакеры, сновидцы, предприниматели, визионеры, еретики, революционеры,– все мы можем двигаться вместе. Двигаться за край известного, создавать новое. Поскольку главный вызов эволюции сознания состоит в том, чтобы научиться подлинной свободе, для которой необходима искренняя и глубокая коммуникация каждого с собой, с другими и с миром. Время, когда эта задача решается - и есть эра Психозоя.